→ Бомбисты Чёрного города. Революционный террор и экспроприации в Баку начала ХХ века. Азербайджан - баку, черный город Баку: достопримечательности, которые нельзя пропустить

Бомбисты Чёрного города. Революционный террор и экспроприации в Баку начала ХХ века. Азербайджан - баку, черный город Баку: достопримечательности, которые нельзя пропустить

Последнюю часть моего рассказа про Баку я решил назвать "черный город", так как часть автобусного туристического маршрута пролегала по одноименной территории города, про которую я вам расскажу чуть позже. А пока же немного осмотримся вокруг. На этой площади располагается конечная точка кругового автобусного маршрута. Автобус стоит здесь 20-30 минут, после чего двигается дальше.

Я прогулялся по окрестностям

Баку - это портовый город, на набережной всегда можно увидеть множество катеров и больших кораблей.

Морской вокзал

Черный город - это район в восточной части Баку, где в конце 19-го века располагались нефтеперерабатывающие предприятия. Жили здесь в основном рабочие этих предприятий, так как добровольно в таких условиях никто бы жить не согласился. Сажа и копоть покрывали стены домов, в воздухе постоянно висел густой черный смог, запах сырой нефти преследовал любого, кто отважился пройтись по улицам Черного города.

Здесь располагалось более 120-ти нефтяных заводов, каждый из которых вносил свой вклад в и без того неблагоприятную экологическую обстановку в городе. На фотографии выше вы видите кирпичную трубу на фоне небоскреба - это все, что осталось от старинных заводов. Уже в начале 20-го века выработка нефти здесь прекратилась и предприятия перенесли дальше от города и черный город начали активно застраивать.

Постепенно автобус доехал до центра Гейдара Алиева. Это уникальное по архитектуре здание было построено в 2012 году в честь 3-го президента Азербайджана Гейдара Алиева. Сейчас страной руководит его сын - Ильхам Алиев.

В комплексе располагается Музей Гейдара Алиева, конференц-залы, офисы и выставочные залы.

Облик современного города не похож на тот ужасный "черный город", который еще столетие назад был олицетворением неблагополучия и низкого уровня жизни.

Проспект Гейдара Алиева, по которому мы возвращаемся обратно в центр.

Восхитительные светофоры, с подсвечивающейся рамкой, подобных которым я нигде не встречал.

Сделав еще один круг на автобусе, я вышел возле Пламенных башен и пошел насладиться видом на город со смотровой площадки. Прямо напротив располагается, так называемая "аллея шахидов", которая увековечивает память погибших во время ввода советских войск в Баку в январе 1990 года, которые вошли в историю Азербайджана как "черный январь".

Здесь горит вечный огонь.

И отсюда открывается красивый вид на набережную

И на сам город

Справа от мечети - вход на фуникулер.

Еще несколько несвязанных повествованием фотографий:

Кубические кусты

В 2012 году в Баку проходил конкурс Евровидение

Карусель

Несмотря на дикую усталость, я заставил себя пойти на вечерную прогулку и не пожалел. Ночной Баку еще прекраснее, чем днем. Пламенные башни, оправлывают свое название. Анимированные языки пламени видно почти из любого уголка города.

Девичья башня тоже отлично подсвечивается.

Все здания в старом городе смотрятся очень здорово

Яркие гирлянды огней радуют глаз, а движение на дорогах по-прежнему интенсивное, несмотря на поздний час.

Набережная

Фонтан тоже подсвечивается и сверкает яркими цветами

Снова башни

И колесо обозрения

И напоследок, пару слов о моей уютной гостинице Museum Inn. Найти ее даже вместе с таксистом было довольно трудно, пришлось поплутать по улицам старого города. Но зато располагалась она прямо напротив Девичьей Башни. Зеленое пятно на фотографии - это как раз моя гостиница.

Завтрак проходил как раз в этой тени зеленых листьев, которые оказались зарослями винограда и кабачков.

Внутри все небогато, но сделано с душой. В целом впечатления очень хорошие.

На этом все про Азербайджан, было красиво и очень насыщенно.

Этот рассказ - один из серии рассказов о моем путешествии в Баку в июле 2014 года.

Все фотографии можно посмотреть в большем размере, просто кликайте на любую фотографию и просматривайте как вам удобно.

Не вдаваясь в древнюю историю этого города, до сих пор, например, наука не может определиться хотя бы с датой строительства Девичьей башни, напомню, однако, что когда в 1803 году город заняли русские войска, все его население, примерно 6 тысяч человек, состояло из ираноязычных татов (парсийцев). Судя по всему, изменению этнического состава города способствовала политика шахского Ирана. Тем не менее, древнейшая мечеть в городе, построенная еще в ХII веке, изначально носила название «Лезгинская».

Баку долгое время пребывал в тени Шемахи, и когда Российская империя образовала в Закавказье губернии, город был включен в состав Шемахинской губернии. В 1859 году, когда Шемаха была разрушена землетрясением, губернские учреждения были перенесены в Баку, а сама губерния переименована в Бакинскую. Статус губернского центра не смог способствовать развитию города, и сколько-нибудь решительному росту его населения. Так, до того, как в Баку началась добыча нефти, город по количеству населения уступал многим населенным пунктам Закавказья, в том числе Тифлису, Шуши, Гандзаку, Карсу, Кутаису, Гюмри, Горису…

Начало добычи нефти в Баку (семидесятые годы 19 века), привело к резкому изменению его значения и стремительному росту населения. При этом город в основном рос за счет армян, русских, поляков. В 1872 году царское правительство выставило на торги 68 нефтеносных участков, в результате чего в числе собственников оказались Вермишян, Мирзоян, Тер-Акопян, Лалаян, Лианозов, Бежанян, Оникян, Цуринян, Карабекян, братья Саркисяны, а также армянская компания «Соучастники». Были и другие покупатели, однако большая часть бакинской нефти оказалась в руках армян, и их дальнейший вклад в дело развития нефтедобычи в Баку невозможно переоценить.

Интересно то, что в число крупных нефтепромышленников в Баку впоследствии вошли и три закавказских турка: Нагиев, Асадуллаев и компаньон братьев Саркисянов Зейналабдин Тагиев. Однако именно армянские и русские нефтепромышленники способствовали превращению Баку в крупный промышленный центр. Нефтяная промышленность Баку и роль армян в ней являются отдельной и обширной темой, требующей своего исследователя. Отметим лишь то, что со временем, в результате продаж и укрупнений отдельных компаний и товариществ, лидирующие позиции в нефтяной промышленности Баку заняли Ротшильды, Манташян, Нобель, Мирзоян, Тагиев и братья Гукасяны.

Баку развивался и рос ускоренными темпами, и к 1917 году был одним из крупнейших (вместе с Тифлисом) городов Южного Кавказа. В город, естественно, переезжали и закавказские турки. Так, согласно всероссийской переписи 1897 года, из общего количества населения города (111094 человека) закавказских турок, или, согласно переписи, кавказских татар, было 40341 человек. Однако когда в мае 1918 года была провозглашена Азербайджанская демократическая республика, именно Баку был избран в качестве столицы нового в истории образования.

Со столицей, правда, случился конфуз. Правительство Азербайджанской республики около четырех месяцев не могло перебраться в Баку. Наконец, 15 сентября 1918 года, Баку был занят турецкой армией, на штыках (вернее, в обозе) которых «правительство» республики вошло в столицу, ознаменовав это событие страшной резней беззащитного армянского населения города.

В течение трех дней в Баку было вырезано свыше тридцати тысяч жителей армянской национальности. Собственно говоря, геноцид армянского населения на территории, провозглашенной Азербайджанской демократической республикой, продолжался с весны до поздней осени 1918 года, а затем еще и в 1920 году. За этот период было вырезано примерно 250 тысяч человек. Наиболее многочисленные жертвы были в Нухи-Арешском регионе - 65 тысяч человек, в Баку и Шуши - по тридцать тысяч.

Тем не менее, в развязавшейся войне закавказские турки стали терпеть поражение за поражением, чему способствовал вывод основной части турецкой армии из региона, и к апрелю 1920 года Азербайджан оказался на краю гибели и прекращения своей недолгой истории. В условиях повсеместного обвала фронта, Азербайджан вынужден был пригласить 11 Красную Армию, спасшую его от полного уничтожения. Большевики не только спасли Азербайджан, но и «нарастили» его территорию за счет талышских и лезгинских территорий. Спешно советизировавшемуся Азербайджану были переданы также армянские провинции Арцах, Утик и Нахиджеван.

В советский период истории Азербайджана, Баку, пожалуй, был наиболее спокойным в плане межнациональных отношений городом. Во всяком случае, ни о каких крупных столкновениях в этом городе сведений нет. Именно это послужило причиной нового заселения промышленного и бурно развивающегося города армянами, количество которых в Баку к 1988 году перевалило далеко за две сотни тысяч. Дискриминация армян в Азербайджане шла по нарастающей, и, начиная с конца шестидесятых годов ХХ века, уже не ограничивалась препятствиями для продвижений по служебной лестнице, фактическим запретом на изучение истории Армении, армянского языка и т.д.

1988 год стал началом конца для армянского населения Баку, города, для которого армяне сделали больше, чем кто-либо другой, города, своеобразный облик которого был начертан армянскими архитекторами и построен руками армянских рабочих, города, имеющего больше оснований называться армянским, чем получивших этноним лишь в 1936 году «азербайджанцев».

Закавказские турки, «возмутившиеся» просьбой народных депутатов Арцаха (Карабаха) о воссоединении края с Арменией, ответили фактором топора и массовых погромов. В Сумгаите и Гандзаке, а затем и по всей Азербайджанской республике, в том числе и в Баку, начались массовые погромы и убийства армян.

Продолжавшиеся без малого два года (с конца февраля 1988 года и до конца второй декады января 1990 года) погромы и убийства армян в Азербайджанской ССР, имели два апогея: конец ноября 1988 года и январь 1990 года. 21 ноября 1988 года в одночасье, по приказу из одного и того же центра, начались погромы и убийства в Гандзаке, Мингечауре, Казахе, Ханларе, Шамхоре, Ахсу и других населенных пунктах Азербайджанской республики. Из Азербайджана были изгнаны свыше двух сотен тысяч армян, большая часть которых проживала на исторически армянской земле. Погибло множество безвинных людей.

Однако в эти дни Баку пострадал менее остальных городов. Правительство Азербайджана «приберегло» двести с лишним тысяч жителей Баку армянской национальности в качестве заложников турецкого топора, кровавого аргумента для давления на союзную власть. С самого начала 1990 года этот «аргумент» был задействован: повсеместно в столице Азербайджана начались погромы и убийства армян.

Кровавая вакханалия закавказских турок в Баку 1990 года мало чем отличалась от геноцида сентября 1918 года. Более того, нигде в архивных документах того времени, мне не приходилось встречать о случаях каннибализма, который имел место в январе 1990 года в Баку. Все остальное: сжигание людей заживо, выбрасывание младенцев из окон разграбляемых квартир, групповые изнасилования и расчленение несчастных жертв, словно было списано с картины начала века. Азербайджанский фактор - фактор убийцы-толпы, фактор кровавого топора, был продемонстрирован миру во всех его ужасающих подробностях. К этому прибавился еще и каннибализм, когда погромщики с пробудившимся инстинктом кочевника - турка поедали плоть своих жертв.

Жертв было много, однако сегодня никто не сможет указать точную, и даже приблизительную, цифру: президент СССР Горбачев, озабоченный собственным имиджем, способствовал тому, чтобы беженцы, в том числе и русские, были раскиданы по всему Союзу. Однако жертв было бы во много раз больше, если бы 20 января в Баку не были введены советские войска. Убийцы и погромщики, почувствовав, что беззащитная жертва топора может спастись, попытались оказать сопротивление входящим в город войскам, но после решительных действий военных, вынуждены были ретироваться. Тем не менее, более сотни погромщиков были уничтожены.

Убийцы были с почетом захоронены на срочно организованном кладбище (на месте старого армянского кладбища), впоследствии названном аллеей шехидов (шехидляр хиярбани), что следует воспринимать не только как возвеличение убийц и каннибалов, но и как оскорбление ислама, ибо нет большего кощунства, чем назвать погромщиков и убийц шехидами, то есть людьми, погибшими за веру. Сегодня, аллея шехидов превращена в помпезное сооружение, на примере которого воспитывается новое поколение. Каким оно вырастет, и чему может научиться на примере «героев» - убийц, думаю, понятно всем. В городе продолжают жить заложники, правда, уже не армянской национальности.

В начале ХХ века Баку был крупнейшим промышленным центром Закавказья. Здесь проживало свыше 300 тысяч человек, значительная часть из которых трудилась на нефтепромыслах. Национальный состав населения Баку также был разнообразным. Не зря ведь говорят, что бакинцы - особая наднациональная общность, сродни одесситам или ростовчанам. Естественно, что Баку не миновал и общий подъем революционного движения, происходивший в Российской империи в первые годы ХХ века. Только в отличие от городов Центральной России, здесь с привычными социал-демократами и эсерами соседствовали армянские и азербайджанские националисты. Появились в Баку и анархисты - представители крайнего леворадикального течения в российском революционном движении, которые связывали социальное освобождение с полным уничтожением любой государственной власти. Как ни странно, но в достаточно традиционной среде бакинцев анархистские идеи получили определенное распространение, причем среди бакинских анархистов было много не только русских жителей города, но и евреев, армян, грузин и даже азербайджанских тюрок и персов. Современный азербайджанский исследователь И.С. Багирова называет примерную численность анархистского движения в Баку начала ХХ века примерно в 2800 человек - и это без эсеров-максималистов, которые по своим идеологическим воззрениям и практике были весьма близки к анархистам. В то же время, Багирова отмечает, что по другим оценкам численность анархистов в дореволюционном Баку не превышала 1400 человек.

В период 1904-1908 гг. Баку стал главным центром анархистского движения на Кавказе. Хотя анархистские группы и организации действовали и в Тифлисе, Кутаиси, Армавире, Новороссийске, Екатеринодаре и многих других городах, именно в Баку сформировалось наиболее многочисленное и активное анархистское движение. Безусловно, это было связано с большой долей промышленного пролетариата в населении города. В Баку стекались для работы на нефтепромыслах люди со всей Российской империи, что превращало город в своеобразный «плавильный котел». Тяжелые условия труда на нефтяных вышках и заводах заставляли работников задумываться об эксплуатации и борьбе за свои права и интересы. Вместе с тем, как и в каждом крупном торгово-промышленном городе, в Баку существовал достаточно многочисленный и влиятельный преступный мир. Как сказали бы сейчас, организованная преступность Баку стала вторым главным источником формирования революционных движений в городе, в первую очередь - анархистского движения, с идеологией которого профессиональных преступников роднили полное неприятие государства и государственной власти, негативное отношение к полиции и суду, склонность к экспроприациям и вымогательству.

Активная анархистская агитация в Баку началась в 1904 году, а в 1905 г. в городе возник целый ряд анархистских организаций. Они действовали как в самом Баку, так и в его рабочих предместьях - Биби-Эйбате, Балаханах и Черном городе. Напомним, что в дореволюционном Баку было четкое деление - состоятельные граждане проживали в центре города, где были запрещены нефтепромыслы, а в пригородах Балаханы, Биби-Эйбате и Черном городе велась добыча нефти. Там же жили рабочие. «Все черное, стены, земля, воздух, небо. Вы чувствуете нефть, вдыхаете испарения, резкий запах удушает вас. Вы идете среди облаков дыма, которые закрывают небо», - описывал общий вид бакинского «Черного города» современник. Естественно, что рабочие, недовольные условиями труда, часто бастовали. Во время всеобщей стачки летом 1903 г. в Баку были подожжены свыше 90 нефтевышек, в декабре 1904 г. - более 200 вышек, а в августе 1905 г. в Биби-Эйбате из 600 вышек сожгли 480.

В Баку возникла группа «Анархия», в Биби-Эйбате - «Борьба», в Балаханах - «Бунт», в Черном городе - «Интернационал». Группу анархистов-коммунистов «Анархия», действовавшую в самом Баку, создали рабочие одного из местных предприятий, ранее симпатизировавшие социал-демократам, но отрицавшие парламентскую борьбу и в конце концов перешедшие на анархистские позиции. Идеологом группы «Анархия» был Саркис Калашьянц - бывший член партии «Гнчак», выпустивший брошюру «К борьбе и анархии» под псевдонимом «Севуни».

1 июля 1906 г. в результате раскола в группе «Анархия» была создана еще одна анархистская организация - Бакинская группа анархистов-коммунистов «Красная сотня». Ее активисты утверждали, что покинули ряды «Анархии» по причине бюрократизма и нерешительности членов группы. «Красная сотня» стремилась к более радикальным и успешным, по мнению «красносотенцев», методам вооруженной борьбы. «Красную сотню» возглавили В.Зейнц и А.Штерн. Также в Баку появились более малочисленные группы «Анархисты - бомбисты», «Анархисты - индивидуалисты», «Красное знамя», «Хлеб и воля», «Террор», «Земля и воля», «Черный ворон» и т.д. Этнический состав бакинских анархистов того времени был пестрым, как и население города. Преобладали русские, но в группах были многочисленны также армяне, евреи, грузины (в «Красной сотне» было 8 грузинских революционеров). Группа анархистов «Азад» была азербайджанской по составу. Армяне приходили в анархистское движение как правило из националистических и социалистических организаций «Гнчак» и «Дашнакцутюн», разочаровавшись в их идеологии и методах борьбы. Что касается евреев, то они были выходцами из социал-демократических и социал-сионистских организаций.

Среди азербайджанцев, примкнувших к анархистскому движению, было много вчерашних разбойников - «кочи», которые политизировались и решили придать идеологическую направленность своей деятельности. Именно бывшие кочи составили костяк азербайджанской анархистской группы «Азад», появившейся в 1906 г. и насчитывавшей 15 человек. Во главе группы «Азад» находились братья Ага-Керим и Ага-Сангули. По «старой памяти» группа «Азад» находилась в конфронтации с группировкой преступников под руководством Теймура Ашурбекова. Но когда в конце 1907 г. полиция арестовала и Ашурбекова, и лидера «Азада» Ага-Керима, группа анархистов «Азад» прекратила свое существование. Ряд бывших кочи, входивших в ее состав, ушел в другие группы. Средний возраст анархистов был несколько постарше, чем в западных областях Российской империи - примерно 28-30 лет. Это объяснялось тем, что в Баку основную часть активистов движения составили рабочие местных предприятий, а не учащаяся молодежь.

Активизации анархистского движения в городе способствовали очередные кровопролитные столкновения азербайджанцев и армян. Царское правительство выделило 16 миллионов рублей для организации помощи пострадавшим в результате резни бакинцам. Но выделенные средства оказались в руках акционерного общества марганце-промышленников, которые по факту присвоили казенные деньги, отказываясь выдавать помощь бакинским рабочим. Началась стачка, продолжавшаяся два месяца, но предприниматели по-прежнему не желали делиться деньгами. В конце концов, анархисты убили директора фабрики И. Долуханова, а также совершили покушение на директора фабрики Уркарта, который по совместительству был также британским вице-консулом. В рабочей среде Баку эту акцию анархистов поддержали, а предприниматели, испугавшись следующих покушений, были вынуждены расплатиться с рабочими.

Но Долуханов был не просто промышленником, но и спонсором армянской партии «Дашнакцутюн». Естественно, что дашнаки не могли оставить безнаказанным убийство столь видной фигуры, связанной с их партией. В ответ на смерть Долуханова, в сентябре 1906 г. дашнаками был убит лидер группы «Анархия» Саркис Калашьянц, а также несколько рабочих - анархистов. Началась кровопролитная война между двумя организациями, в которой погибло 11 анархистов и 17 дашнаков. Группу «Анархия» после смерти Калашьянца возглавили также армяне Х. Захарьянц и А. Тер-Саркисов и русский Ф. Яценко. В том же сентябре 1906 г. при попытке к бегству из тюрьмы были убиты лидеры группы «Красная сотня» В.Зейнц и А.Штерн. После их гибели группу «Красная сотня» возглавили русские рабочие М. Заяченков и П. Студнев. Кроме дашнаков, серьезным противником анархистов стала «Зеленая сотня» - вооруженный отряд, нанятый бакинскими предпринимателями для защиты от экспроприаций и нападений революционеров.

К громким событиям, связанным с бакинскими анархистами, можно отнести и бой в ресторане «Севастополь» 11 сентября 1906 г. Для проведения собрания в это заведение прибыло большое количество анархистов из различных группировок. Однако полиция, прознав про мероприятие, окружила ресторан, вызвав подкрепление в лице солдат стрелкового батальона. Началась перестрелка, в результате которой полиции удалось арестовать 38 человек и обнаружить в соседнем доме целый склад стрелкового . Начались масштабные репрессии против бакинского анархистского движения, приведшие к аресту 88 человек. В то же время, многим анархистам удалось бежать из города. Некоторые из них впоследствии обосновались в Батуми, где создали под руководством Давида Ростомашвили («Черный Датико») Батумский рабочий синдикат анархистов-коммунистов «Интернационал», заимствовавший методы борьбы бакинских анархистов.

В 1906-1908 гг. бакинскими анархистами было совершено множество нападений, покушений и убийств. Чаще всего жертвами нападений становились полицейские. Так, бакинскими анархистами были убиты помощник полицмейстера Жгенти, околоточные надзиратели Кудряшов и Завгородний, сыщики Левин, Рачковский и Должников, приставы Рихтер и Прокопович, смотритель тюрьмы Прокопенко, полицейский Пестов. Кроме того, жертвами нападений стали граждане Швеции Эклунд и Туассон, работавшие, соответственно, управляющим и инженером на заводе фирмы «Нобель». Ответственность за эти нападения взяла на себя группа «Красная сотня». Исполнителями убийств были Абрам Штерн, братья Шлимак, братья Шишкины, Поляков, Староверов, Тер-Галустов. Как видим, состав анархистов - боевиков, под стать Баку, был также интернациональным. Кроме того, боевиками групп «Анархия» и «Борьба» в 1906 г. были убиты управляющие Биби-Эйбатскими нефтепромыслами Урбанович и Славский, секретный сотрудник полиции Тавмисянц. В декабре 1907 года была брошена бомба в самого полицмейстера г. Баку подполковника Чернышева, который лишь по счастливой случайности остался в живых.

Широкую известность получило дерзкое нападение анархистов на почтовый пароход «Цесаревич», принадлежавший обществу «Кавказ и Меркурий». В экспроприации участвовали члены группы анархистов-коммунистов «Красная сотня» И.Мдинарадзе, Н.Бебурашвили, С.Топурия, Г.Гобирахашвили. Захваченные средства пошли на организацию помощи бастующим рабочим и организационные нужды анархистского движения. Ведь кроме «эксов» и нападений бакинские анархисты пытались заниматься и агитационно-пропагандистской деятельностью, выпуская листовки, прокламации и брошюры. Анархистская печать того времени восхваляла «подвиги павших бойцов», пропагандировала экспроприации и покушения как обязательный компонент революционной борьбы. Характерной чертой бакинских анархистов, как и в целом анархистов Закавказья, была большая, по сравнению с Западной или Центральной Россией, склонность к экспроприациям и тесные связи с криминальной средой - сказывался местный колорит.

В конечном итоге, именно криминализация и дискредитировала в Баку анархистское движение. К 1907-1908 гг. пальму первенства у политических организаций перехватили такие группировки как «Бакинское общество террористов и индивидуалистов - анархистов», «Черный ворон», «Террор» и «Красное знамя», которые были больше преступными, чем революционными, и специализировались на грабежах магазинов и фирм. Как и в криминальном мире, периодически возникали разборки между конкурирующими анархистскими группировками, заканчивавшиеся вооруженными столкновениями. Анархисты гибли в перестрелках и драках друг с другом, что также способствовало снижению их авторитета в рабочей среде Баку. Кроме того, в рабочем движении набирали силу социал-демократы, которые создали себе имидж более обстоятельных и серьезных борцов за рабочее дело. Социал-демократы вели активную идеологическую борьбу против анархистов, постоянно разоблачая криминальный уклон в деятельности бакинских анархистских группировок.

После поражения первой русской революции 1905-1907 гг., в Баку, как и в целом по стране, начались массовые репрессии против революционного движения. Естественно, что первым делом полиция города расправилась с анархистскими группировками. Только в марте 1908 г. бакинской полицией были арестованы 50 членов группы «Красная сотня», которых приговорили к ссылке в Сибирь. В 1909 г. аресты анархистов продолжались, а при обыске на квартире неких Д. Веселова и Е. Руденко были обнаружены взрывчатые вещества, бомбы, подпольная литература. В том же 1909 г. бакинской полиции удалось арестовать почти всех членов групп «Черный ворон», «Террор» и «Красное знамя», прославившихся сериями разбойных нападений и грабежей. Таким образом, после масштабных полицейских репрессий в 1908-1909 гг. анархистское движение в Баку фактически было разгромлено. От последствий столь серьезного удара бакинским анархистам оправиться было не суждено - в «нефтяной столице» Кавказа движение сторонников безвластия сошло на нет и не проявляло серьезной активности даже в годы Гражданской войны, ставшие периодом возрождения анархизма.

В Баку в 1900 году проживало 179.153 человек (101.661 м. и 77.492 ж.), но только 20.000 были коренными жителями. Остальные -"пришлые" всех языков. Иностранец Жорж Брайсен так описывает город в письме другу Элиоту Макдональду в Лондон: » Душа города – его жители. Здесь можно встретить представителей арийской, семитской, монгольской рас - всех религий, всех языков и всех цивилизаций и культур. Город похож на чашку алхимика, куда вложена всевозможная смесь. Он притягивает сюда всех, как мед притягивает пчел, в надежде на легкую наживу. Но главная черта, это погоня за наживою. Этим дурманом заражены все слои общества. Здесь ни одна сделка не проходит без маклеров и, в конце концов, все превращаются в маклеров и стараются получить, как с продавца, так и с покупателя «куртажик». Символ веры бакинцев: «Деньги плачу!» Это альфа и омега их этических правил.
Выстроились дворцы, раскинувшиеся полукругом на берегу моря, на волнах которого колыхаются сотни мачт. Проведены широкие, ярко освещенные улицы. Рядом с красивыми каменными домами, в городе очень много лачуг. Эти контрасты резко бросаются в глаза. Самая бойкая улица - Велико-Княжеская, сродни Picadilly или парижской Avenue de I"Opera. Здесь люди не прогуливаются, а скорее проталкиваются. Одеты в костюмы английского покроя, пальто-мешок, smoking, chapeak ala Garibaldi, галстук a la Biconsfield, лакированные башмаки и высокие воротники. Дамы - просто фурии. Все с дорогими ожерельями на шее, а пальцы сияют бриллиантами».
В городе два собора- Александро - Невский (АНС) и Николаевский(НС), восемь приходских и домовых православных церквей, две часовни(Александровская и св. Варфоломея), две армяно-григорианских и одна лютеранская церкви, молитвенные дома католиков и евреев, 23 мечети. Ежедневно в полдень с грандиозного минарета древней Джумаа–мечети муэдзин призывает правоверных к молитве.
«Сам город окружен с одной стороны довольно грязным и зловонным озером, а с другой – голой сыпучей пустыней, приводящей в уныние и отчаяние. Нет ни воды, ни растительности - один песок. Из достопримечательностей города необходимо указать на феноменальную грязь на улицах, с которой жители, однако, уживаются весьма смирено и дружелюбно. Городской сад больше похож на огород для овощей, где в плесени пруда весело шлепаются лягушки. Там же недостроенный грот, ожидающий своих будущих обитателей - мышей. Все дорожки и площадки покрыты киром. Летом сад превращается в толкучку- вечером там собирается подышать свежим воздухом почти все население города. Скверы летом представляют собой ночлежки и притоны. Две купальни (Александровская и Петровская) расположены неудачно, так как с обеих сторон в море стекают сточные воды.
Исключительным достоянием Баку является ветер, названный здесь «Хазри». Он составляет утеху и отчаянье бакинцев. Утеху - потому что без него они сжарились бы в собственном соку. Отчаяние - потому что уж чересчур он усердствует и, очищая пыль с улиц, заполняет ею уши и глаза» .
В городе идет обычная, вяло текущая жизнь. По примеру прежних лет 19 века, 1 января после утреннего праздничного молебствия в АНС состоялся на соборной площади военный парад Сальянского резервного полка и казаков, который принимал губернатор генерал- майор Дмитрий Андреевич Одинцов. В 1 час дня в помещении Общественного собрания местное Благотворительное общество устраивало ежегодный общий съезд желающих заменить традиционный обмен визитами на пожертвования в пользу бедных. Губернатор вместе с супругой принимал поздравления с Новым годом. Там же присутствовали вице–губернатор с.с. П.А. Лилеев, городской голова Н.А. фон дер Нонне и др. Роберт Миллер(друг Л.М. де-Бура) пожертвовал 100 рублей, чем выделился из общего списка. Теперь аналогичные съезды для взаимных поздравлений и сбора пожертвований организует А. М. Бенкендорф в клубе Балаханского Благотворительного общества.
В январе 1900 года после тридцатидневного поста в Орудж –Байрам прошел первый общий съезд мусульман, на который были приглашены все желающие принести пожертвования в пользу бедных и неимущих мусульман. Из собранных 1300 рублей, 200 дал Г. З. А.Тагиев. Это было немало и 9 марта в визитном зале Бакинского Общественного собрания в день Новруз- байрама повторили такой съезд, который посетили почетные мусульмане из купцов и беков, а также представители бакинского начальства и нефтепромышленники. Начали с гимна ”Боже, Царя храни!” Организованный стол был уставлен фруктами, сладостями, чаем и кофием. На этот раз сбор пожертвований составил 1500 рублей, которые пошли на помощь ученикам –мусульманам, среди которых были Мир Гасан- бек Талышханов, Шахбас Рустамбеков, Ага Ахундов и др.
В новом году гласные Городской Думы по-прежнему редко посещали свои собрания. Но в этот раз они собрались и устроили горячий спор по поводу названий улиц. В городе было 11- Заводских, 13– Завокзальных, 11-Канитапинских, 7-Параллельных, 10-Перевальных, 17–Поперечных, 11-Слободских, 10-Хребтовых, 14 –Черногородских улиц, 17 - Нагорных линий, 6 - Крепостных и Николаевских переулков, 16 въездов и 5 спусков. Гласный А.Топчибашев находил неудобным для города, имеющего свою историю, прошлое и крупную промышленность, называть улицы номерами. Другие возражали, считая, что если улицы параллельные, то такой подход оправдан, т.к. сокращает их число и облегчает запоминание. Так принято в Америке. Некоторые высказывали более глубокую мысль, считая, что названия улиц должны охраняться, как памятники истории, а новым улицам надо давать имена промыслов, городов, писателей и знаменитостей. С этим трудно не согласится и сегодня. После долгих споров 4 апреля Городская Дума утвердила список названий улиц.
Садовая комиссия приняла решение об обязательной посадке деревьев на улицах. Начали с Николаевской улицы, от Базарной до Садовой. Снесли на Торговой улице цирк Васильева - Вятского и на этом месте разбили сквер. Многие улицы города были действительно грязными. Так, по Телефонной нельзя ездить, “не застраховав жизнь”. Городская Дума подумывала о замощении улицы, даже вроде что-то начали делать, но потом опять забросили. Бакинские амбалы нашли здесь себе заработок: за 3-5 копеек они переносят к школе через лужи мальчиков и девочек. За день набирается до 1,5 рубля.
Главным для города оставался вопрос снабжения его питьевой водой. Еще в 1899 году член Бакинской Управы В.С. Смоленский познакомился в Одессе с В. Линдлеем и пригласил его в Баку (позже, после многих публичных обвинений, он не раз пожалел о своей инициативе). Линдлей принял предложение и в 1899 году впервые посетил Баку. Работа Водяной Комиссии (членом которой состоял и городской инженер И.В.Гославский) оживилась. Был заключен договор о проектировании водоснабжения и канализации города и выдана определенная сумма денег, в виде аванса. Городская Дума предложила Линдлею рассмотреть параллельно два источника снабжения - воду рек Самура и Куры. Но Линдлей обнаружил у подошвы горы Шаг-Даг богатые водой родники и принялся параллельно проводить изыскания в этой местности. Инженер Ройт, в свою очередь, продолжал настойчиво предлагать свой проект водоснабжения города с использованием Куринской воды и просил сравнить его с проектом Линдлея, но Водяная Комиссия пока отложила это.
15 мая в Батуми после тяжелой болезни в 65 лет умер первый Городской Голова Баку, почетный гражданин, директор Бакинского Правления Каспийско-Черноморского торгово-промышленного общества Ротшильда, д.с.с. С. И. Деспот-Зенович. 19 мая в Александровском зале Городской Думы на Ашумовской площади прошла панихида, на которой присутствовали вице-губернатор П. Лилеев, городской Голова Н. фон дер Нонне, гласные, представители духовенства и пр. Было произнесено много добрых слов о покойном. 15 мая в снимаемом помещении дома Скобелева по Биржевой улице католическое общество вместе со своим ксендзом Ю. Добкевичем провели панихиду.
Прошел год со дня трагической смерти И. К. Рыльского. В доме его наследников на Колюбакинской улице против АН собора прошла панихида. В это время город, наполненный слухами и сплетнями, внимательно следил за ходом суда по обвинению Рыльского и его сотрудников в краже нефти на сумму 34 500 руб. из нефтепровода Торгового дома И.Е.Питоева. Дело рассматривалось в уголовном отделении Бакинского Окружного суда в присутствии прокурора М.Э.Шульца и члена суда Л.Э.Циммермана.
Еще в 1889 году был создан Бакинский нефтепровод, куда качали нефть с промыслов Шибаева, Ш.Ассадулаева, Манташева и Рыльского. С 1894 года этот трубопровод практически принадлежал Рыльскому. К этому времени жесткая конкуренция четко разделила нефтяной бизнес по национальному признаку. Быстро объединившийся армянский клан противостоял другим. Промышленный шпионаж и переманивание работников было обычным явлением. Так случилось и в данном случае. У Рыльского работал конторщиком Андрей Брейво. В конце 1898 года он обратился к управляющему с просьбой повысить ему оплату труда, но получил отказ. Тогда он донес А.Г.Тер-Терьянцу(управляющему промыслом Питоева) о том, что, якобы с ведома Рыльского, его сотрудники воруют нефть. Брейво был уволен, но сразу же был принят на работу к Юзбашеву, »контора которого стала очагом фабрикации улик по этому делу». Тер-Терьянц подал заявление приставу Балахано-Сабунчинского полицейского участка. По общему мнению, именно на Тер-Терьянце « кровавым пятном пала смерть Рыльского».
Ипполит Константинович был прекрасным семьянином, имел много друзей и хорошую репутацию в обществе и поэтому с первой минуты старался разрешить возникший конфликт мирным путем. Он предложил Питоеву «возместить убытки в разумных размерах, но сделал это не потому, что был виновен, а потому что желал сохранить добрые взаимоотношения с клиентами и удержать репутацию человека не конфликтного».
Питоев не согласился с предложением и передал дело в суд. «Судиться так, судиться!»- сказал Рыльский. К суду было привлечено 70 свидетелей, среди которых был и Мусса Нагиев. Но он отказался дать присягу, ушел из суда и был наказан за это штрафом в 25 рублей. Главный свидетель- доносчик Брейво вообще не был привлечен в судебное заседание. Прокурор Струве по поводу его сказал: «Он сделал донос не из гражданского мужества, а просто продал того, кто ему давал мало, потому что другой дал больше».
Все обвинения озвучивала сторона истца - управляющий Тер-Терьянц, Унанов (управляющий Манташева), Тер-Саркисянц, Сарухан Бабаев и другие армяне. От ответчиков со стороны Рыльского был управляющий Ф. А. Луневский и его помощник Томашевский. Рыльский не признал вины ни своей, ни подчиненных, и считал случившееся »несообразностью». Являясь членом совета Союза нефтепромышленников и занимая другие почетные должности, он не мог принимать никакого участия в краже нефти. Он был убежден, что тайных труб там не было, и никто из его сотрудников не участвовал в таком позорном деле. По его мнению, «ключ ко всему лежит в действиях, давно враждующего со мной Юзбашева». Эксперты Б.Ф. Фритче и Меликов, а также инженер Барский не подтвердили наличие кражи, считая, что это был неизбежный убыток в пределах технических норм.
Позже газета »Каспий» писала, что »Рыльский - это столб, это колоссальная фигура, на которую были направлены обвинения тех, кто искал не нефть, а мутную воду». Там не было преступления- « это был обычный сговор армян». Не удивительно, что многие фирмы перестали принимать на работу армян либо старались их уволить. Так, Управляющий английской фирмой Вишау г. Паркер уволил Баграма Амбарцумяна, а на его возмущение ответил: »Что хочу, то и делаю!»
Правду о том, как «друзья–приятели» Рыльского - Мирзоев, Базиянц, Юзбашев и др. путем оговора решили устранить успешного нефтепромышленника, написал А.М.Мишон в журнале «Кавказ и Средняя Азия« в №6 за 1901 год. «Завистники не могли примириться с успехом Рыльского, их мучила злоба к «большому» человеку, который головой стоял выше многих».
Ипполита Константиновича арестовали и заключили в отдельную тюремную камеру. Вскоре всем стало ясно, что дело было «состряпано» и он будет оправдан. И тогда этих «друзей» привлекут к ответу за грязную клевету. Но вдруг, когда Рыльский был уже накануне освобождения, 26 июня поутру смотритель донес, что сменный надзиратель нашел Рыльского мертвым на кровати со следами удавления. Надзиратель после этого сразу же исчез».
После революции стали интенсивно распространять всякие слухи о том, что Рыльский не умер. 1 января 1928 года газета » Бакинский рабочий» писал по этому поводу: »печальные похороны и само повешение были удачной постановкой Рыльского, который затем спокойно доживал свои дни за границей». Используя эту версию, семейство Нуссенбаум, издавшее под именем Мухаммед Асад –бека в 1929 году книгу «Кровь и нефть на Востоке», выводят образ Рыльского под именем нефтепромышленника- Рзы.
Город продолжал строиться. На Станиславской улице уже до первого этажа возвели здание Технического училища (в н. время АНА). 18 мая прошла закладка Городского Дома(Баксовет) в присутствии вице-губернатора Лилеева, городского головы фон дер Нонне и др. Молебствие проводил протоиерей Юницкий. Идут разговоры о постройке нового этажа над флигелями здания Мариинской гимназии.
Рядом с Черногородской школой Совета нефтепромышленников закончили здание Народных чтений, где разместится бесплатная библиотека–читальня им. А.С.Дорошенко, б. управляющего Кокоревского завода, на котором по его инициативе ранее была открыта школа и бесплатная большая библиотека
2 апреля, вместо непрезентабельного деревянного вокзала для отъезжающих по Сабунчинской железной дороге, был открыт и освящен новый Сабунчинский вокзал, вход в который был со стороны Телефонной улицы. Быстро идет постройка здания Бакинской почтово-телеграфной конторы, начальником которой служил Г.В.Мусселиус. Одноэтажное здание во дворе уже готово, а в главном здании возводят второй этаж.
Было удовлетворено ходатайство священника Шибаевской православной церкви о. Орлова о выделении места под кладбище в Белом городе. Разрешение на участок в 465 кв. саж. на горе Кишлинской дачи, за группой резервуаров Ротшильда получил о. Грифцов.
13 октября на пересечении бульваров Старосельского и Александровского был образован мусульманский поселок.
С 1900 года началась история электрификации Баку, которая проводилась под руководством Р.Э.Классона. Он приехал в город 8 марта,а уже 9 марта заключил договор с подрядчиками Гаджи Алиджаном и Мир Исмаилом (которых ему посоветовал Тагиев) на проведение шоссе по участку Белого города. Можно без преувеличения сказать, что строительство Белогородской и Биби-Эйбатской электростанций, а также трансформаторной и распределительной подстанции в Сабунчах, которые работают успешно до настоящего времени, положило начало электрификации всего города и его районов. Это событие, и личность Р.Э. Классона, достойны отдельного освещения.
Главным городским общественным транспортом продолжает оставаться конно-железная дорога. Линия Шемахинка – Баилов имеет красную ленту на стекле фонаря. Маршрут Вокзал –Шемахинка определяла зеленая лента. Ездят фаэтоны и ломовые лошади. Гражданин Северо-Американских соединенных штатов Иосиф де Витт, проживающий в городе, получил концессию на устройство автомобильного сообщения между Баку и Балахано- Сабунчинским промыслом. Теперь омнибусы на 12 человек будут отходить от Молоканского сада и от Петровской площади.
Отношение к иностранцам в городе было неоднозначным. Прилив английского капитала некоторых радовал. Другие выражали опасения: как бы ни оказаться в положении испанцев, оставшихся без промыслов и золота после завоевания их Америкой. Многие возмущались англичанами, которые «со свистом и гиканьем разъезжали на верблюдах по городу, проявляя торжество своего капитала, но не воспитания». В ноябре английское правительство изъявило желание учредить в Баку консульство и назначить на эту должность г-на Д.Форбса, который проживал в городе в качестве агента судостроительного заведения. Увлечение фотографией и интерес к окружающему миру позволило ему оставить много снимков Кавказа, в том числе и Баку.
Колония французов (вице-консул Дюбайль) расположилась на Баилов мысе в доме Городского Головы фон-дер Нонне. Этот год для Николая Августовича был нелегким - он заболел, но после отдыха в Боржоми стал чувствовать себя лучше и в сентябре вступил в службу.
15 января в гостинице “Метрополь” местная колония германо-поданных во главе с консулом Г.Степпунь, как обычно, праздновала день рождения Императора Вильгельма 11. На это раз в зале были выставлены портреты Государя Императора Николая 11 и Императора Вильгельма 11.
Довольно активно проходила культурная жизнь города, хотя самым удачным был в этом году театральный сезон. В театре Тагиева, который был построен на его личные деньги, в январе с успехом прошли оперные спектакли колоратурного сопрано Изабеллы Звихер. Антрепренером театра стал В.И. Васильев-Вятский, который и проживал при театре.
С 27 марта начались первые гастроли в Баку Федора Шаляпина. Молодой певец за короткое время уже успел прославить себя на всю артистическую Россию. В нем счастливо сочеталась прекрасная внешность и, редкий по красоте, basso cantate. Шаляпин исполнил партию Мельника из оперы Римского-Корсакова «Русалка”. Бакинская публика устроила ему сердечные овации и долго ждала его выхода из театра после спектакля.
6 апреля бакинцы тепло приняли концерты пианиста Иосифа Гофмана. 21 апреля на гастролях вместе с труппой был Ильинский. С 11 июля начинались гастроли Марии Гавриловны Савиной(ур. Подраменцева) (1854-1915). Это был ее второй (1894) приезд в Баку. Имя и слава артистки не нуждались в дополнительной информации. Но время было выбрано неудачно. Многие разъехались по родным и заграничным Ривьерам. Город опустел, и публики было мало. Игра Савиной в спектаклях “Дама с камелями” А.Дюма и “Отчий дом” Зудермана, показала, что ее звезда еще не закатилась. Хотя последнее время недруги часто присылали ей всякие пошлости. Она даже как-то пожаловалось по этому поводу известному адвокату и русскому деятелю А.Ф.Кони, который для ее успокоения заметил: “Это напоминает римских триумфаторов, перед колесницами которых, всегда бежали наемщики и кричали всякую гадость, чтобы их не сглазили”.
В воскресенье 23 апреля состоялся первый в Баку духовный органный концерт, который проходил не в общественном месте, а в молитвенном зале Евангелическо-лютеранской церкви Спасителя. Это были первые гастроли сестер Лидии и Пий Мюллер. Газета "Каспий" так объяснила это событие: "За границей (особенно в Германии) существует особая, весьма симпатичная музыкально-артистическая специальность певцов и певиц, посвящающая себя исключительно концертному пению светских церковных песен. Среди артистов этого рода есть имена первой величины, истинные служители искусства, достигшие весьма высокой степени совершенства не только в исполнении, а в серьезном понимании художественной задачи".
Как только раздались звуки органа, стало ясно, что выступают талантливые люди. Лидия – певица с сильным, хорошо поставленным голосом. Ее сестра Пий не только аккомпанировала на органе, но и участвовала в дуэте оратории Мендельсона. Артисты пожелали сделать программу более доступную для общего понимания, поэтому в программу концерта были включены достаточно известные произведения Генделя, Шумана, Брамса, Шуберта. "Просьба" Бетховена была чудной по своей искренней ясности и благозвучию. "Mein Heillеnd ich bin mude " - грустная молитва Фолька из оратории Мендельсона была исполнена с таким выразительным чувством, будто бы сама певица испытывала усталость скорбящей души, обращающейся к Спасителю с мольбой об успокоении. С искренним чувством была исполнена "Ave Maria" Луччи. Органист лютеранской кирхи Ян Вейденбаум исполнил два соло в начале и конце концерта. Одно из них » Sei uns stille « Франка было воспринято слушателями с большой теплотой. »Такие концерты призваны возвышать душу человека и уносить ее временно, в иной, лучший мир!» - писала газета»Каспий».
Надо отметить, что орган в Баку был достаточно распространенным музыкальным инструментом (на Вилле Петролеа у Нобелей, в Мариинской женской гимназии, в театре Тагиева и др.), но все они были кабинетного типа. Единственный настоящий большой орган в Баку был только в лютеранской церкви.
Сознавая всю важность литературы и изящного искусства для нравственного эстетического развития учащихся, в лютеранской церковной школе, которой руководил пастор Р.Циммерман, провели литературно-музыкальный вечер, посвященный памяти немецкого поэта Гете. Братья Фореры в своем саду на вокзальной Горе заново отремонтировали ресторан и приглашали с 23 мая послушать там оркестр.
19 августа в театре Тагиева сеанс синематографа братьев Люмьера. Демонстрировались снимки Мишона, на этот раз в красках: «Проводы Его Высочества эмира Бухарского», »Нефтяной фонтан ночью», »Уличные парикмахеры в Тифлисе», «Пожар ночного фонтана «. Кроме этого: » Полет Андрэ на воздушном шаре к северному полюсу», «Англо-трансваальская война», »Процесс капитана Дрейфуса» и много др. картин.
15 сентября в театре Тагиева группой азербайджанцев-любителей была поставлена пьеса »Ревизор» на азербайджанском языке в достаточно удачном переводе Наримана Нариманова, который сам играл городничего. Роль Осипа играл Г. Кочарлинский. Очень смешили публику Бадалбеков (Добчинский) и Велихов (Бобчинский). Нариманову пожелали создать постоянную группу.
Польская колония 22 февраля провела в Общественном собрании польский вечер, на котором хозяйками были Э.В.Былинская и жена архитектора Т.К. Гославская. Билеты продавались в аптеке Моравского. 30 марта бакинская колония католиков, которая насчитывала 1407 человек, наконец-то получила Высочайшее разрешение образовать в Баку Римско-католический приход и построить церковь.
29 января прошел обычный девятый грузинский вечер, где была разыграна комедия Антонова »Хочу быть княгиней», во втором отделении - драма »Гейша», в которых приняли участие артисты Тифлисской грузинской драмы Т.Абашидзе и В.Абашидзе. После спектаклей- «танцы туземные и европейские». Между танцами были представлены живые картинки из грузинской жизни, поставленные художником Н.Н.Мухиным.
Активно работали малороссы (украинцы). Было поставлено несколько спектаклей: « Наймычка» ,» Хмара» и др. В декабре прошел латышский семейный вечер.
Благодаря усилиям и энергии протоиерея А.И.Юницкого, православная жизнь в городе была очень активной. 6 января на Рождество в АН соборе он провел богослужение с водоосвящением. В строящуюся железнодорожную привокзальную церковь была подарена икона Св. Равноапостольского Кн. Владимира в ореховой киоте, которую повесили в зале 1 класса ст. Баку. 14 января в день кончины Св. Равноапостольской Нины в церкви Св. Архистратига Михаила (которую продолжали называть Флотской и в которой в это время располагалась церковь Сальянского полка), была совершена литургия на грузинском языке при участии грузинских певчих.
3 декабря 1900 года в зале Общественного собрания был дан первый в этом сезоне Духовный православный концерт, который был посвящен 75 –летию со дня смерти знаменитого русского композитора и первого директора придворной певческой капеллы (1751 - 1825) Д. С. Бортнянского. Программа концерта состояла из двух отделений и была утверждена Экзархом Грузии Его Преосвященством Владимиром. После краткой биографии священник А.Н.Грифцов прочитал свой реферат «Религиозная индифферентность современного светского общества«, а учитель математики Бакинского женского учебного заведения Св. Нины А. М. Аммосов продекламировал стихотворение, посвященное Бортнянскому. После 1-го отделения протоиерей А.И. Юницкий выступил с благодарственной речью к губернатору Д. А. Одинцову, упомянув при этом о содействии и внимании к Кирилло-Мефодиевскому братству любителей пения, которое оказывал и Главноначальствующий на Кавказе Кн. Григорий Сергеевич Голицын.
Второе отделение было музыкальным. В первый раз сборным хором Александро-Невского собора и Кирилло-Мефодиевского братства дирижировал регент собора Федор Васильевич Мясников. Он недавно приехал из Таганрога, где работал регентом в Митрофановской церкви и заслужил там прекрасную аттестацию. Мясников окончил в Санкт-Петербурге в 1898 году Императорскую придворную певческую капеллу с очень хорошими отзывами по всем предметам церковной и светской музыки. Обладал музыкальным вкусом, эрудицией и являлся автором многих печатных церковных песен. С хором выступал певец Маркотти.
В январе состоялся первый литературно- музыкальный студенческий вечер в пользу недостающих студентов, который начался исполнения хором « Gaudeamus «. В феврале прошел вечер “в русском вкусе” в пользу Общества переселенцев и рабочих. Многие дамы были в национальных русских костюмах. Как всегда, 12 января праздновали Татьянин день, а в апреле устраивался костюмированный ситцевый бал, хозяйкой которого в этом году была госпожа С.С.Гюнтер. Отличились дамы в костюмах на злобу дня: ”нефтяная вышка” и “банкротство”.
20 февраля попечительница Черногородской школы Т-ва Бр. Нобель А. А. Лампе устроила первый бесплатный народный спектакль, исполнителями в котором являлись мастеровые, рабочие и служащие производств. Это разумное и полезное развлечение имело большое значение для народа, который «кроме кабаков и притонов ничего не знает». Зал собрания служащих Т-ва Бр. Нобель, рассчитанный на 400-500 человек, на этот раз собрал 800. Праздник длился четыре часа. Для поддержки буров, с которыми англичане вели Трансваальскую войну, вечер закончили Гимном буров.
6 июня 1900 г. в Баку было открыто отделение Общества Востоковедения. 15 мая Кружок любителей спорта Виллы Петролеа провел велосипедные состязания на велодроме. На Шемахинке, за дезинфекционной камерой, построили ипподром, где проводились скачки.
В Мариинской женской гимназии учились 744 ученицы, из них 410 русских, 204 армянок, 66 евреек, 12 грузинок, 2 азербайджанки, остальные 50 - разных национальностей. Директор д.с.с. – Ф.Г. Карпович, начальница - М. М. Латкина. В декабре в гимназии прошел благотворительный вечер в пользу летней колонии. Зал был декорирован в японском стиле, на благотворительном базаре продавали японские вещи. Живые картинки »У японского храма» и «В японском саду» были представлены учителем рисования Н.Н.Мухиным.
В Женском учебном заведении общества Св.Нины, где учились 416 ученицы, новая начальница- А.А.Салькова. Работает музыкальная школа А.Н.Ермолаевой. Частное заведение С.И. Вальде преобразовано в перворазрядное семиклассное училище с курсом гимназии. Там учится 276 учениц. Софья Ивановна награждена серебряной медалью для ношения с надписью ”За усердие”. В этом году открыты частные училища А.П. Тутовой (первого разряда) и О.Д.Зотиковой (второго разряда). В Бакинской Императора Александра 111 мужской гимназии (директор А.И.Победоносцев) 1005 учеников, в Техническом училище и Ремесленной школе при нем(директор М.О.Михалевский)- 825, в реальном училище(директор И. В.Денфер) -670 .
В феврале Г.З.А. Тагиев пожертвовал в городское 2-х классное учебное заведение, которым заведовал г. Газиев, восемь пар костюмов и обуви в пользу бедных учеников. В октябре он приобрел на 336 рублей несколько сот персидских хрестоматий для раздачи в виде пожертвований ученикам мусульманских школ.
В еврейском молитвенном доме раввин Бергер поднял вопрос об улучшении еврейской школы, где учатся 50 человек. В сентябре в синагоге прошла панихида по убитому в Китае инженере Игнатие Абрамовиче Бернштейне. В это время во всех духовных учреждениях города собирали пожертвования в пользу больных и раненных воинов в Китае.
Город ощущал кризис учителей. Это связано с участившимися случаями плохого с ними обращения. Так, в доме богача Унанова на Молоканской улице 11, учитель-студент, дающий уроки его сыну, обедал с семьей за общим столом. Дети, наевшись конфет, плохо ели. За это хозяин делает замечание учителю. Тот возражает: «Я обязан их учить, а не кормить». Хозяин возмутился: «А деньги, зачем я плачу?!» Студент ушел, а ему вдогонку неслось:» Нищий, а еще разговаривает!» За свои деньги богачи требуют особого внимания и издеваются над учителями, горничными и кухарками. В свою очередь, это приводит к росту сознания собственного достоинства. Так, возросший спрос на кухарок способствовал организации конторы, которая за деньги направляет их на места. А 1 мая у горы »Стеньки Разина» 11 человек впервые организовали рабочую маевку.
6 октября в город приехали Его Величество Повелитель Ирана Мазаффар-Эддан Шах. Город был украшен и иллюминирован. Для его встречи специально из Тифлиса прибыл Главноначальствующий гражданской частью на Кавказе, командующий войсками, генерал-адъютант Г. С. Голицын вместе с супругой кн. Марией Федоровной. Они остановились в гостинице » Метрополь».
Шах жил в доме Туманянца на Николаевской улице, где Е.Величеству представили депутацию мусульманских и армянских персидскоподданных лиц. Придворный фотограф ЕВ Д.Ростомян поднес фотоальбом со снимками здания, в котором тот остановился в Баку. Альбом имел роскошную оправу с надписью на персидском языке.
Шах пожаловал губернатору Одинцову и Командующему Каспийским экипажем контр-адмиралу фон Бергу орден Льва и Солнца 1-й степени с зелеными лентами, а вице-губернатору Лилееву, присяжному поверенному А. М. Топчибашеву и преподавателю реального училища Ахмед беку Агаеву - 2-й степени на красной ленте. Кроме этого, Агаеву был пожалован портрет шаха с собственноручной подписью. Пристава городского полицейского управления поручика Мамедбекова и околоточного надзирателя Мамед-бека Султанова наградили орденом 3 и 4-й степеней, соответственно. Как всегда, шах отъезжал на лучших пароходах Каспия –«Кн. Барятинском» или «Вел. Кн. Константина».
В Баку проездом из Новороссийска был сын первого бакинского губернатора, генерал - майор А. М. Колюбакин, которому была оказана достойная встреча. Он посетил часовню-могилу своего отца на старом участке православного кладбища.
В городе издаются:»Бакинские губернские ведомости»,»Бакинские объявления»,»Бакинский торгово-промышленный листок»,»Труды Бакинского Императорского Русского технического общества». Главной газетой города остается газета «Каспий», в которой работают А.Топчибашев и Ахмед Агаев. Последний публикует популярные статьи о мусульманской религии, которая «признает свободу личного толкования и в этом подобна современному лютеранству». Он разъясняет, что согласно Корану, Бог послал Магомеда «против трех родов людей - гордых, политеистов и идолопоклонников», чтобы предупредить их: »Остерегайтесь изображать, кого бы то ни было, Господа или человека. Рисуйте деревья, цветы и неодушевленные предметы. Горе тому, кто дерзнул нарисовать живое существо! В день последнего суда люди, которые были им изображены, вставши из могил, придут к нему, чтобы потребовать у него душу. И тогда этот человек, не властный дать жизнь своему творению, будет предан вечному пламени» .
Агаев приводит сведения о мектебе и медресе, которые, по его мнению, соответствуют современным европейским средним учебным заведениям, где учат теологии, законоведению, грамматике и подготавливают к учебе в высших коллегиях. В подтверждение сказанного он приводит Омара Хайяма, этого мусульманского Гете, который тоже окончил медресе.
Город привлекает путешественников и гостей со всего мира. В сентябре появился капитан армии Соединенных штатов Эмиль Полит. Он на спор совершал кругосветное пешеходное путешествие и уже прошел Америку, Африку, Западную Европу, Россию и 2 февраля 1902 года должен был вернуться в Сан –Франциско. Побывал в Баку и французский этнограф барон де Байт. Американский рыбопромышленник Генрих Ганцен ознакомился с русским промыслом и купил у Н.И. Питоева 10 000 икры по 60 руб.
1900 год, который трагично начался(в январе в море затонула шхуна "Моисей" Т-ва Бр.Нобель и тридцать человек во главе с капитаном погибли),также трагично окончился. 26 декабря в Каспийском море свирепствовал шторм, которому, по словам старожилов, не было равных по силе ветра и величине бурунов (разрушение морской волны, которое образуется над подводными валами и рифами). Бурунами смело около тридцати домов, число погибших достигло пятидесяти человек. По решению постоянного центра сейсмических исследований, образованного в 1900 году при Императорской Академии наук, в Баку решили организовать сейсмическую станцию 2 разряда.
К, сожалению, это были не единственные потери года. 12 января в Гори скоропостижно скончался один из ученых улемов Закавказья,вероучитель татарского отделения Закавказской учительской семинарии учитель Абдул-кадыр Эфенди. 27 января в Кедабеке неожиданно от разрыва сердца скончался директор Кедабекского медеплавильного завода Бр.Сименс Вильям Ричардович Больтон.
19 апреля в Феодосии умер известный художник- маринист профессор И.К. Айвазовский. Его предки, турецкоподанные армяне, принявшие мусульманство, переселились в 18 столетии в Австрию, а оттуда его отец прибыл по торговым делам в Крым. Семья поселилась в Феодосии и приняла русское подданство. Там, в 1817 году родился и был крещен в православии известный художник. В 1844 он получил звание академика. 6 ноября 1899 года профессор Айвазовский был в Баку, где проходила выставка его картин: » Ай-Даг в лунную ночь», »Туман в Неаполитанской бухте» и др., но была холодна принята бакинским армянством.
28 апреля после тяжелой болезни на 71 году жизни умер один из старейших представителей бакинских адвокатов, член и присяжный поверенный окружного суда немец Александр Федорович (Теофилович) фон Вэльке. Наконец-то его беспокойная душа нашла упокоение. Уроженец Камышина Саратовской губернии, А.Ф. приобрел в Бакинском уезде землю и был причастен к нефтяной промышленности, но успеха в ней не имел. В силу своего принципиального и сложного для жизни характера, он и не мог быть успешным. Семьи своей у него не было и, об его уходе из этой суматошной жизни, сообщали брат Альфонс Федорович и племянник Эдмунд А. Вэльке. Похороны были скромными, присутствовали немногочисленные родственники и знакомые. 7 мая в Бакинском окружном суде состоялась панихида по Александру Федоровичу. Жизнь этого человека мне известна более подробно и поэтому, он душевно мне близок по своему отношению к жизни.
Горе постигло и б. Городского Голову К.А.Ирецкого, который потерял 20 апреля в Абасс-Тумане своего сына Николая Константиновича. 16 августа многих повергла в грусть внезапная смерть активного члена лютеранской общины А.Г. Штрука. Он работал бухгалтером в Правлении нефтепромышленного и торгового общества под фирмой «Каспийское товарищество». Был разведен, но в гражданском браке с Н. Руфиной имел четырех детей Потомки его до сих пор проживают в Баку.
2 сентября многочисленное собрание мусульман хоронило местную благотворительницу преклонного возраста г-жу Сафар-Алиеву, которая сделала много добра бедным людям.
5 сентября после долгой и тяжелой болезни умер подполковник Мехти-Кули хан князь Уциев. Внук последнего Карабахского владетельного хана Мехти Кули-хана, он принадлежал к одной из родовитой семьи края. Отец его, генерал- майор кн. Хасай Уциев происходил из известной дагестанской княжеской фамилии потомков арабских завоевателей Дагестана и был самым выдающимся по времени и образованию деятелем среди мусульман края. Мать его, Хуршуд-бану-бегуме художница и поэтесса Натаван оставила после себя целый сборник стихотворений на азербайджанском и персидском языках. Сын, воспитанный и обученный в детстве гувернерами и муллами арабскому, персидскому и азербайджанскому языкам, восточной поэзии и литературе, провел юность в Тифлисе и Петербурге, где и получил среднее образование. В 1877 году он принимал участие в русско-турецкой войне в качестве адъютанта при Великом Кн.Михаиле, а потом был адъютантом при Главноначальствующем на Кавказе. По характеру Мехти-Кули-хан был не честолюбив и не добывал себе должностей. Жизнь вел уединенную, в кругу интимных малочисленных друзей. Любимым было чтение и собирание восточных книг. У него была самая богатая библиотека не только в крае. Сам поэт, и какой поэт! Его сочинения были посвящены любви к ближнему, состраданию и доброте. Этот мирный поэт и князь -воин был похоронен в семейном склепе в Агдаме.
Ну, и чтобы не заканчивать на столь грустной ноте, анекдот того года:»Приезжий сапожник написал на своей вывеске:» Лучший сапожник в мире». Второй, поселившийся по- соседству, написал: » Лучший сапожник в городе Баку». Третий задумался и написал: » Лучший сапожник на Губернской улице».

Тамара Гумбатова. Из цикла «Баку и немцы-ХХ век»

Баку - губернский город Закавказского края, на западном берегу Каспийского моря, под 40°21" с. ш. и 67°20" в. д.; 45679 жителей.

Церквей православных - 3, армяно-григорианск. - 2, лютеран. - 1, католич. молитв. дом, мечетей - 11. Заводов керосиновых - 23, для приготовления смазочных масел - 6 (производство на 1491000 руб.), механических - 4, приготовляющих серную кислоту - 3, паровых мельниц - 11 (производство на 3000000 р.), табачн. фабрик - 3, караван-сараев - 36, лавок - 1300.

Название Баку, или Бакуиэ, производят от персидского бадкубе, удар ветра, что указывает на давнишнюю известность здешних сильных ССЗ ветров (норд). Под этим именем Б. существует с начала мусульманской эры, но, вероятно, он был основан ранее, так как выходы газа вблизи Б., или вечные огни были известны огнепоклонникам. Полагают, что здесь при Сассанидах был город, называвшийся Багаван.

Б. с VIII ст. был под владычеством арабов, потом ширванских ханов, с XVI ст. до начала XVIII ст. был большей частью во владении персов. В 1723 г. после продолжительной осады, Б. сдался эскадре адмирала Матюшкина и был присоединен в России но в 1735 г. опять уступлен Персии и управлялся ханами, находившимися в зависимости от персидского шаха. В 1796 г., когда здесь был граф Зубов, бакинский хан Гуссейн-Кули присягнул на подданство России, но потом опять отпал, а когда после присоединения Грузии в 1806 г. появились русские войска, то хан изъявил покорность и сдача города была назначена 8 февраля 1806 г. При сдаче главнокомандующий кн. Цицианов был предательски убит; город сдался русским войскам только 3 окт. 1806 г. после бегства хана и был сделан уездным, а в 1859 г. - губернским г.

Еще в 1860 г. Б. имел всего 13831 жит. и весьма незначительную торговлю. С того времени развитие нефтяных промыслов в его окрестностях, множество нефтяных перегонных заводов в городе, развитие пароходства на Каспии, центром которого сделался Б., и постройка железной дороги до Черного моря изменили Б. до неузнаваемости. Ни один город России не развивался так быстро. Жителей в нем несомненно гораздо более официального числа, так как однодневной переписи произведено не было. Число жителей вероятно от 80 до 100 тысяч.

На берегу моря, в южной части города, версты на 2 тянется превосходная набережная, на которой находятся большая пристань общества "Кавказ и Меркурий", дом губернатора, рядом с ним бывший ханский сад, множество магазинов и т. д.

За набережной следуют несколько хорошо мощеных улиц с домами европейской постройки. По склону холма терассами построен азиатский город с плоскими крышами из тонких досок с киром (нефтяной землей) и узкими улицами. Здесь находятся развалины дворца хана красивой мусульманской архитектуры XV ст., а рядом - шахская мечеть, построенная в 1078 г. На берегу моря, около крепостной стены старого города, находится круглая девичья башня, предмет многих восточных легенд. Теперь она обращена в маяк.

К С от пристани на берегу моря находится так наз. Черный город, где сосредоточены нефтяные заводы. Имя его произошло от густого черного дыма, выделяющегося при отоплении нефтяными остатками. Прежде дым был еще гуще, так как не было удобных приспособлений для сжигания остатков.

Всего в Баку в 1888 г. было добыто до 49,5 млн. пуд. керосина и других осветительных масел из нефти и 2,5 миллионов пудов смазочных масел, на производство которых и топливо было употреблено 173 млн. пуд. сырой нефти. В 1888 г. вывезено по железной дороге в Батум осветительных масел 29,5 млн. пуд. (в 1887 г. лишь 18 млн) и морем 20 млн. пудов; нефтянных остатков морем вывезено в 1888 г. до 50, а в 1889 г. около 60 млн. пуд.

Нефтяная промышленность и торговля имеют первенствующее значение для Б., но кроме того здесь процветают и другие отрасли торговли. Благодаря удобству своей гавани и тому, что здесь центральный пункт Каспийского пароходства, Б. является складочным пунктом закавказских и персидских товаров, идущих во внутренния губернии Poccии и отчасти за границу через Черное море, - хлопка, риса, шелка, вина, сухих фруктов, орехового дерева, рыбы, а также русских мануфактурных товаров, железных изделий и сахара, идущих отсюда в разные города Закавказья и Персии. Сношения с устьями Волги и персидскими портами очень оживлены.

Между населением преобладают две народности: - 1) азербайджанские татары, совершенно неправильно называемые персами. Они мусульмане шиитского толка и подражают персианам во многом, но их язык тюрко-татарский. Они составляют массу чернорабочих, но между ними немало купцов и владельцев нефтяных промыслов, и 2) армяне, в руках которых большая часть торговли и многие нефтяные промыслы. Русских не так много, как армян и татар, но более чем в других городах Закавказья, кроме Тифлиса, и притом не одних военных и чиновников, а есть владельцы и служащие на нефтяных промыслах, лучшие мастеровые, извощики (последние исключительно молокане).

Климат Баку. Средняя температура года 14,3; января 3,4; апреля 11,1; июля 25,8; октября 16,6. Осень здесь значительно теплее весны, напр. ноябрь имеет такую же температуру, как апрель. Особенно сильных морозов не бывает, но до - 10° термометр падает нередко, хотя и не надолго. Иногда лежит снег с неделю и долее и первый раз за 80 лет, в декабре 1888 г., бакинский рейд на короткое время замерз. Осадков в течение года выпадает 235 мм. Всего более в декабре, январе и октябре. Летом почти не бывает дождя и климат вообще очень сух.

В Баку и его окрестностях верст на 100 к З и В по временам дует необычайно-сильный и порывистый ССЗ ветер, обыкновенно называемый нордом. Против него не могут идти самые сильные пароходы. После нескольких часов норда пыли в городе нет, вся она унесена в море, но в воздухе носится галька. Причины необычайной силы норда в точности неизвестны; он бывает во все месяцы, но самый сильный лишь с октября по апрель. Норд - одна из главных причин того, что в Баку почти нет деревьев; при самом сильном орошении они удаются лишь в местах, защищенных от ветра.

В Б. и его окрестностях давно заметили изменение границ моря и материка. Близ города, в 2 верстах, между мысами Шиховым и Баиловым, в море находится потопленное строение в виде продолговатого четырехугольника, с круглыми башнями. Туземцы называют его баиловыми камнями. Ханыков полагает, что оно было построено в XIII ст.

Бакинский уезд занимает вост. часть Бакинской губ.; простр. 3457 к. в., или 360202 десятины, жит. 100560 (без города 54881). Большую часть у. занимает Апшеронский полуостров, весь состоящий из невысокого известнякового нагорья, а в зап. части уезда проходит последний низкий отрог Кавказских гор - Шабани (356 м). Лишь в СЗ части у. доходит до более высоких склонов горы Шугуза, и здесь находятся единственные леса и более плодородная почва на отлогих склонах и в долинах. На Апшеронском п-ове почва вообще неплодородна, климат сух, лишь на СВ полуострова жители хорошо воспользовались родниковыми водами и имеют превосходные сады и огороды. Из рек есть одна маловодная Сумгаит с солоноватой водой. Сеют без орошения озимые хлеба, пшеницу и ячмень. В у. находятся соленые озера и важнейшие в России нефтяные промыслы. В уезде 64 мечети (некоторые построены в XV стол.), четыре училища, три механических завода и два химических.

 

 

Это интересно: